ГЛАВНАЯ   •  ПРЕССА СТАТИСТИКА •  ФОТО  •  АРХИВ • КОНТАКТЫ

ГОНКИ С ОТСТАВАНИЕМ

Мы проиграем не американцам, а сами себе
 Это произойдет в январе-феврале 2001 года, когда Ричард Джонс достигнет на гребной лодке берегов Флориды. На самом деле 12 октября от острова Тенерифе у европейских берегов отплывать должны были двое: он и Вячеслав Кавченко. Последний не смог этого сделать, и на сайте Общества океанских гребцов (www.oceanrowing.com) появилась другая дата старта россиянина февраль 2001 года. Естественно, она тоже может быть перенесена. Если в ближайшие недели для Вячеслава не найдется спонсор. Кавченко ищет такого среди отечественных чиновников и предпринимателей уже два года.
Финансовый тупик
 Мысль отправиться в плавание появилась у него в 1971 году, когда Джон Ферфакс и Сильвия Кук пересекли Атлантический и Тихий океаны. Окончательно он понял, что надо выходить в море, после гибели в 1993 году единственного россиянина-гребца Евгения Смургиса, так и не покорившего океан. Стал Кавченко обдумывать идею, искать деньги, проектировать лодку. Когда же выяснилось, что запасы пресной воды должны быть 600 литров, то по простоте душевной он обратился в Общество океанских гребцов, чтобы попросить опреснитель. Ему позвонили из Лондона и… пригласили в Англию, оплатив все расходы на дорогу.
 В Обществе идею поддержали. Не только морально, но и материально: Вячеславу предоставили лодку, стоимостью примерно 50 тысяч фунтов, подарили тренажер за 1,5 тысячи долларов, закупили запасы специальной провизии, начали раскручивать проект.
 Через некоторое время в Ростов-на-Дону приехал директор Общества Кеннет Крачлоу, чтобы показать местным властям и коммерсантам, насколько иностранцы заинтересованы в старте россиянина. Происходили встречи на самых высших местных уровнях, но… денег никто давать не спешил. И московский банк, сперва огласившийся спонсировать Вячеслава, вдруг отказал ему. Кавченко уперся в финансовый тупик, стоимостью 20 тысяч долларов. Эти деньги, по словам г-на Крачлоу, нужны на билет Вячеславу до Тенерифе и на доставку туда же лодки. Кроме того, необходимо обеспечить хотя бы минимальный уровень коммуникации гребца с землей. И также Вячеслав должен освоить приборы (тот же опреснитель) и понять, как выжить одному в океане в течение 120 дней. Многое остальное оборудование за свои средства предоставляет Общество.
Зачем и кому это нужно?
 С таким же вопросом можно обратиться к альпинисту, собравшемуся взойти на Эверест. Или к гимнасту, пловцу, стрелку, желающему выиграть Олимпиаду. Результат один и тот же: победа над собой и противником, а также престиж своей стране. Сейчас одновременно в рейсе находятся трое: в Тихом океане Джим Шекдар, в Индийском Мик Берд и в Атлантическом Ричард Джонс. Они прекрасно экипированы благодаря спонсорской поддержке и имеют высокую вероятность добраться живыми до берега. Независимо от результата все трое станут национальными героями, как и сотня предыдущих гребцов. Наш Смургис вышел в 1993 году в океан на лодке, состоящей из заплат. У него не было денег, и в портах Франции он продавал сувениры, чтобы купить хоть какую-то еду. Не в последнюю очередь из-за плохого снаряжения Евгений погиб во время шторма в Бискайском заливе. После этого у властей Липецка - родного города Смургиса - нашлось 5 тысяч долларов, чтобы снарядить во Францию делегацию и забрать тело. Зато теперь Смургис для Запада очередной загадочный русский. Кеннет Крачлоу, узнав о состоянии судна, заявил перед стартом Евгения: “Мы знаем, что русские любят страдать”. Мысли о том, что жизнь заставляет делать россиян то, на что никто другой не отважится, в головы иностранцам прийти просто не может. Они живут в мире, где считается величайшей честью иметь хоть одного гражданина страны, поборовшего стихию. У России как всегда иной путь. Похоже, в ближайшее время он будет пролегать только по суше. Дело в том, что в следующем году стартуют трансокеанские гонки. Уже сейчас заявлено более 50 участников из разных стран. Лодок на всех не хватает, и впервые после двухгодичного ожидания уверенность Кеннета Крачлоу в скором старте россиянина пошатнулась.
Колбасный патриотизм
 А Вячеслав говорит, что он уже на срыве. В глаза смотреть стыдно друзьям и двум сестрам-близняшкам, которые в 2001 году хотят попытаться в свою очередь покорить океан. А уж упоминания о том, что сейчас Европу на виндсерфинговой доске огибает еще один ростовчанин Георгий Попов (кстати, тоже не получивший обещанного спонсорства), как ножом по сердцу. Вячеслав уже серьезно подумывает, не загрузить ли лодку колбасой и так, без приборов, обеспечивающих безопасность, отправиться в плавание? Патриотичнее некуда: ради России на лодке, набитой русскими колбасными изделиями, пересечь Атлантику! Если какой-нибудь отечественный мясокомбинат подсуетитсья и выделит немного денег, то полмира захотят покупать у него сосиски логотип завода 4 месяца будут рекламировать все телекомпании и разномастные западные издания, от респектабельного “National Geographic” до бульварного “Sun”.
 Но представитель Общества Татьяна Крачлоу считает иначе. Она заявляет: “На русском счету будет еще один самоубийца. Нельзя “на колбасе” пройти океан, даже будучи русским”. А если Слава и пройдет Атлантику, то российским национальным героям вряд ли станет. Страна просто не заметит сенсации, о которой будут сообщать все мировые средства массовой информации. Россия отстанет в лодочных гонках от всех. Не в прямом, а в переносном смысле отстанет на годы.

Ольга Шевель


© 1983-2001 Ocean Rowing Society 

Design by Theodor Rezvoy