.
 
ГЛАВНАЯ   •  ПРЕССА СТАТИСТИКА •  ФОТО  •  АРХИВ • КОНТАКТЫ

Январь

Февраль   1-10   11-20   21-28

Март  1-10  11-26

Март
1 марта
2 марта
3 марта
4 марта
5 марта
6 марта
7 марта
08 марта
09 марта
10 марта

Перевод Татьяны Резвой-Крачлоу


10 марта
Хорошая новость - ветер, хотя и слабый, но есть и дует с востока; плохая новость – маринованные мидии уже не входят в меню моего праздничного банкета по случаю Дня Рождения. Позвольте объяснить:
На днище лодки у меня растут маленькие мидии, урожай которых я планировал собрать в мой день рождения – 13-го марта – и, замариновав, хотел подать их себе на праздничный ужин. Ещё у меня есть чесночная паста и корж – для полного комплекта. Но сегодня утром я увидел в воде плавник и, как мне показалось, несколько маленьких дельфинов. Потом я подумал, что это как-то странно – никаких пузырей, и – в одиночку…Мой Бог – акула! Это была мгновенная догадка, но затем она проплыла рядом со мной, в двух метрах, так что я смог отчётливо разглядеть её. Длиной она оказалась намного меньше моей лодки, всего лишь два - два с половиной метра, но как по мне – этого достаточно. Какое-то время я уже не буду плавать, или не буду вообще. Акула ещё пару раз показала свой плавник, но с тех пор больше не появлялась. Может быть, она просто проплывала мимо…

UP

9 марта
Ветер сегодня решил продемонстрировать кто есть кто, и не появился вообще. Я, конечно, все эти дни обзывал его здесь по-всячески, так что он, очевидно, почувствовал, что он тут «не люб» в данный момент.
Полное безветрие – это очень странно… В течение дня море становилось всё спокойнее, что влекло за собой нарастающий эффект расширения видимого мною горизонта; и лишь остаточные волны казались от этого намного выше. Распахнувшееся пространство заставило меня вдруг реально ощутить, насколько огромен океан, поскольку горизонт уходил в бесконечность, словно Великая Морская Пустыня.
Я сижу в кабине и слышу, как начинает формироваться ветер; я надеюсь, он возвращается, чтобы дуть на запад. Сегодня по радио обсуждали, отключат ли американцы систему GPS, когда они войдут в Ирак 17-го марта. Тогда я всё ещё буду в 300-ах милях от Барбадоса, так что этот вопрос несколько озадачил меня; но, думаю, я уж как-нибудь проскочу оставшийся отрезок, когда до этого дойдёт.

UP

8 марта
Я греб половину ночи против северо-восточного ветра и, таким манером, сумел свести мой дрейф на юг - в течение 12-часового периода - к одной миле, которую, я был уверен, я смог бы отыграть с лихвой уже днём. Однако, это была немного Пиррова победа, поскольку я почти полностью выдохся, чтобы продолжать грести. Себе на заметку: 16 часов на веслах – это слишком много. И тогда, этим утром – наипрекраснейшим из прекрасных! - ветер вдруг задул на запад. Понял ли ветер, что я намеревался продолжать грести дольше, чем он собирался продолжать дуть – блеф, между прочим - но не сообщайте о этом ветру, потому что, возможно, мне придётся блефовать ещё раз; или просто изменилась погода – я не знаю. Вы придерживайтесь вашей теории, а я буду держаться своей!

Удивительно, как быстро в океане к вам может подкрасться судно! Около одиннадцати утра, когда я мирно грёб своей дорогой, я увидел оранжевый танкер в приблизительно одном километре от меня. Я проверил его ход - оно направлялось прямо ко мне. Такое мы уже однажды проходили – с траулером, - так что я сразу же окликнул его по радио, кося одним глазом на белые сигнальные ракеты, и тут последовал причудливый разговор.
Я: Это - океанская гребная лодка “Pacific Pete” - повторил три раза - Вызываю оранжевый танкер, координаты 13.48. 49 15 - повторил 3 раза. Потом я повторил всю фразу три раза, в то время, как судно продолжало идти на меня.
Затем, внезапно –
Судно: Hola! ( Собственно, никто не признёс “ грязная английская свинья”, но голос явно подразумевал это )
Я: Hola! Que tal?
Судно: Muy bien, y tu?
Я: Muy bien gracias
Это было сказано на моём лучшем испанском, который я использовал , когда нужно было сделать покупки или заправить машину.
Я: Вы говорите по-английски?
Судно: Немного.
Я: Вы видите меня?
Судно: Да. Вы терпите бедствие ?
Я подумал – Это зависит от того, рассматриваете ли Вы огромный танкер, идущий на столкновение со мной, как бедствие. Итак, я сказал: “Нет, я только хочу убедиться, что Вы не собираетесь врезаться в меня.”
Судно: Нет, я не ударю Вас, я пройду в 50-ти метрах южнее.
Я: Спасибо.
Я был в ярости, 50 метров – по мне так это был курс на столкновение! Стал бы он расходиться с другим танкером на таком расстоянии? Я чувствовал себя морским велосипедом, которого щёлкнули боковым зеркалом. И только потом, когда я уже успокоился, до меня дошло, что, вероятнее всего, этот курс был преднамеренным - чтобы проверить, не яхта ли я, лишившаяся мачты и терпящая бедствие. Так что – зря я о них плохо подумал…

UP

7 марта
Три тысячи миль океана, а я всё спорю с ветром из-за четырёх. Всё это выглядит несколько мелочным, но мне необходимо быть значительно севернее, и лучше будет, если ветер наконец-то поймёт это и перестанет предпринимать попытки отослать меня в Бразилию. Он толкает меня на юг, когда я сплю; а я отрабатываю это назад на север, когда бодрствую. Вообще-то Бразилия – это не так уж и плохо, но мне не хватит продуктов добраться туда без существенного повышения моих пока что никудышных успехов на поприще рыбной ловли.
Попробовал сегодня после обеда прикрепить камеру на верхушку флагштока, на корме, чтобы попозировать перед ней - сделать фотографии себя за вёслами; но чуть было не свалился в воду, от чего меня спас только руль, за который я успел задержаться. Ну что ж, видимо, позировать перед камерой буду уже в спокойных водах Барбадоса - фотографиям придётся подождать.
Моя фонотека рассказов, записанных на аудио-плёнки, исчерпала себя уже давно, поэтому вы можете себе представить, как я обрадовался, когда нашёл в «комплиментах от редактора» - Хоббитов! - воистину вдохновляющий подарок! После того, как я слушал их всё утро, я отправился в воображаемое путешествие вместе с Тоби и Оливером. Как не терпится, чтобы они поскорее стали достаточно взрослыми, и я с папой могли бы уже брать их с собой в лес на уик-энды…

UP

6 марта
Я проcнулся сегодня утром и, чуть отдёрнув мои тюлевые шторы, решил пошпионить немножко за соседями; но поскольку таковых не оказалось, я встал с постели и взялся за вёсла.
Ветер усиленно работает против меня, без перерывов на отдых. Ночью меня сносит на юг, и, несмотря на то, что весь день я грёб на северо-запад, меня всё-равно снесло сегодня ещё больше на юг. Очень надеюсь, что это скоро изменится и я смогу вернуться на свой курс.
Попробуйте проанализировать вот это. Ночью мне приснились два абсолютно реальных по ощущениям сна. Первый – будто море замёрзло, и мне пришлось сооружать сани из всего имеющегося на борту сподручного материала и потом пешком идти на Барбадос. Во втором сне я, как всегда, «спокойно себе грёб», и вдруг увидел буй, от которого вниз уходила безупречная сияющая цепь из нержавейки, подобно тем, на которых у нас висят пробки для ванн и раковин. Как бы там ни было, я потянул цепь вверх, и она оказалась длиной в три мили, а на конце у неё была именно пробка для ванны…Лодка моя с верхом оказалась загружена цепью, а море осушилось. И опять мне пришлось добираться пешком до Барбадоса. Думаю, все эти сны - из-за того, что я так медленно продвигаюсь к Барбадосу; я бы мог, наверное, быстрее добраться туда пешим шагом, чем я делаю это сейчас. И, возможно, мои сны соглашаются со мной…

UP

5 марта
Косяк из 4-х -5-ти голубых рыб прошёл мимо меня сегодня, но они удалились прежде, чем я успел извлечь из кабины свои снасти. Кстати, это напомнило мне, что я вернулся к ношению шорт с утра до вечера, даже когда днём бывает особенно жарко. И сделал я это после того, как напоролся на рыболовный крючок на одном из лючков, который я использовал для сидения. Но всё обошлось …
Ветер, в основном, - менее 10-ти узлов, почти незаметен. Но сегодня он усилился до 15-ти, или даже до 20-ти, в направлении строго на юго-запад. За ночь лодка прошла 9 миль на юг – просто чёрте что, потому что в течение нескольких недель я с трудом пытался продвинуться на юг, а теперь мне придётся просто грести на север целый день, если, конечно, я не хочу закончить переход в Бразилии.
Грести поперёк волн – неблагодарная работа, саморазрушающая, т.к. единственной альтернативой ей, как только я перестану налегать на вёсла, будет обратный дрейф на юг.
Ветер дует 24 часа в сутки и, похоже, ничуть не устал. Напряжённый день, но я надеюсь, что скоро ветер должен изменить направление.
И всё-таки… «если бы это было легко, все бы уже сейчас были бы в океане!»
Итак – вперёд, за вёсла! Toodle pip [ До свидания – разг.]

UP

4 марта
Ещё один медленный день. Мне нечего сказать о ветре, которого нет, и о лодке, которая, кажется, с каждым днём становится всё тяжелее.
В обеденное время я видел судно, появившееся вдали. И больше ничего не произошло – так же спокойно оно скрылось за горизонтом. Но этот факт стоил упоминания, если учесть, что в течение 26-ти дней я не видел ничего, кроме моря и неба.
Сегодня днём я нашёл набор Kit-Kat [шоколадные батончики]. Я осматривал пищевой отсек и вдруг увидел ЕГО - ОН сидел и просто улыбался, глядя на меня. Ой-ой, сколько сразу возникло вопросов: буду ли я съедать по одному батончику в день, или по половине, или по половине раз в два дня? Я разрешил эту проблему не думая, сразу, в ярости уничтожив его целиком и без остатка, производя немыслимые сопящие звуки, пока я жадно заглатывал его. Находка повлекла за собой получасовое обшаривание остальных отсеков - тщетно…
Ночью меня сносит на юг, но, поскольку мне теперь нужно держаться этой широты, днём я грёбу на север. В конечном итоге, я остаюсь на более или менее всё тех же градусах северной широты за счёт того, что прохожу в день намного больше миль, чем мне нужно – не вычитая их из расстояния до Барбадоса.

UP

3 марта
Заторможенный день сегодня…Я думаю, это - пролившийся где -то груз патоки опять прибило прямо ко мне, по моему курсу.
Вот одна из чёрных сторон пересечения: после пройденной «отметки» половины пути, когда бы я ни смотрел на таящие припасы, я вижу, что зацикливаюсь на конечной цели. Впереди ещё по-прежнему 700 с лишним миль пути; работы – невпроворот; мне нужно сосредоточиться на гребле и пока не думать так уж много о финише. Но я о нём думаю, и это смешало все мои чувства – я хочу опять увидеть свою семью, хочу спокойно выспаться и наступивший за ночью день провести просто расслабившись и ничего не делая; с другой же стороны меня одолевает грусть: то, чего я так долго ждал, вот уже и заканчивается - неотвратимо заканчивается, … как прерванная песня. Мне хорошо сейчас в этой лодке. Я научился не обращать внимания на неудобства и вписался в нормальный распорядок дня. Я наслаждаюсь простотой моего дня, и мне уже кажется вполне естественной роскошная возможность предаваться ничем не прерываемым размышлениям. Я ем – когда я голоден, сплю – когда я устал (ну – почти …), и ничего не вмешивается в мою жизнь – ни рекламы, ни телевизор-телефон и и-мейлы, - есть только я и моё право думать о чём я хочу и когда я хочу. Если мне нравится пришедшая на ум мысль – я следую за ней, если не нравится – я её просто отпускаю…И ещё одна роскошь: если мне в голову приходит идея что-то сделать, но затем я ничего не делаю, я – так или иначе – принимаю сам свою повестку дня.

UP

2 марта
Немного прохладнее сегодня, каких-то 30 градусов, но по-прежнему без тени, так что ожидается весьма напряжённая гребная сессия. Шторм так и не материализовался, но радио так и не настраивается, что может абсолютно исковеркать мои выходные: вот так, совсем без спорта - как же я это переживу?!
Несмотря на усиленные попытки придерживаться шоколадного рациона на этой неделе, моим запасам был нанесён такой урон во время периода плохой погоды, что сегодня я прикончил последний батончик "Сникерса"; и, чёрт побери, - это было ооочень вкусно. Теперь я буду скучать по сливочному, сладкому, липкому вкусу шоколада до самого прихода. Окончившиеся припасы шоколада подтолкнули меня к размышлениям о продуктах, которых мне не хватает. Вообще-то я ни по чему не скучаю, но я знаю, что на протяжение 46-ти дней каждый приём пищи мне приходилось сгорбливаться над котелком, балансируя им на коленях и придерживая при этом примус ступнями. Одна и та же ложка использовалась для еды, для размешивания сахара в чае и, по сути, для всего.
Когда я причалю, я хочу пойти в ресторан с тяжёлыми льняными скатертями, с аккуратно сложенными салфетками; и плотно усесться на прочный резной стул; и чтобы для каждого блюда необходим был квадратный метр столового серебра, а в перерывах между блюдами - бесчисленные бокалы, кубки, рюмки… и приправы - приправы-приправы.
Я скучаю по своим мальчишкам. Мечтаю о том, как в какое-нибудь осеннее утро я подниму их пораньше, и мы пойдём Ричмонд-парк, чтобы посмотреть на туман над прудом и поиграть в прятки. И они, вероятно, уже достаточно большие, чтобы начать знакомиться с Лондоном. 
Когда я сказал, что не скучаю ни по каким продуктам, я , конечно же, не имел в виду запеченные яблоки c custard [традиционно английская "поливка" для пудингов и пирогов, по вкусу - нечто среднее между заварным кремом и молочным киселём]. Я стал скучать по ним, мне кажется, ещё до того, как мы приехали в аэропорт.
Как гласит пословица, - "Устать от тушёных яблок - значит устать от жизни"

UP

1 марта
Я проснулся сегодня утром с ощущением, что хочу погрести. Можете представить себе моё удивление, когда я встал и неожиданно оказался как раз посреди Атлантики? Вот это - везение!
Обещанный прогнозом шторм пока не прибыл, возможно - завтра.
Итак, сегодня был ещё один горячий день - 39 градусов в тени, и - да, никакой тени! Что-то, должно быть, назревает в атмосфере, поскольку я целый день не могу настроить своё радио - сплошные помехи; а я так ждал моей еженедельной пайки спорта… Выиграл ли Арсенал у Чарльтона и захватил ли почти непоколебимое лидерство в лиге? Вот этого я и не знаю.
В обед я провёл очередную еженедельную стирку, и превратил всё пространство в китайскую прачечную, пытаясь высушить майки и шорты, и проветрить мой довольно мрачный спальный мешок - всё одновременно.
Я напоминал себе "вдову Тванки"... 
После обеда я рассуждал, насколько, всё-таки, мне повезло, что я гребу через Атлантику. 
Одно дело - получить подобную возможность, но ведь нужна ещё и поддержка семьи, чтобы использовать эту возможность.
Никак не могу решить, не слишком ли обделены мои чувства , поскольку всё, что они получают, это - однообразный пейзаж, однообразные запахи, и однообразная пища - подгнившая и заплесневелая. Всё это, возможно, и не меняется, но вот море меняется постоянно. И небо никогда не стоит на месте, в полёте смешивая краски, тона и оттенки. Первозданная красота ещё красивее от своей простоты и надёжности. 

UP


 © 1983-2018 Oceanrowing.com