.
 
ГЛАВНАЯ   •  ПРЕССА СТАТИСТИКА •  ФОТО  •  АРХИВ • КОНТАКТЫ

Январь

Февраль   1-10   11-20   21-28

Март  1-10  11-26

1 февраля
2 февраля
3 февраля
4 февраля
5 февраля
6 февраля
7 февраля
8 февраля
9 февраля
10 февраля

Перевод Татьяны Резвой-Крачлоу


 
10 февраля
Летучая рыбы начинает становиться центральной фигурой… Мне жаль, что я не захватил с собой растительное масло и муку, потому что каждое утро палуба покрыта множеством мертвых рыб, и все – идеальны для превращения их в 
наживку. Летучая рыба двигается и летает на мелководье. Они должны вылететь из воды, чтобы спастись от хищников, и они никогда не летают прямо. Подобно эскадрилье истребителей Первой Мировой Войны, они взлетают в воздух и уходят 
в вираж направо или налево.Это было только вопросом времени, но я удивлен, что это случилось так быстро. Да, Вы правильно догадались: эскадрилья возникла у моего правого весла и, взлетев, рухнула налево, прямо ко мне в лодку. Палуба покрылась рыбным паштетом, а меня самого атаковали сразу трое из этой группы маленьких камикадзе.Слова на веслах продолжают сокращаться, и они теперь говорят «Анна», «живи» и «к» ( “Аnna”, “live” and “To”) - очень загадочно, я уверен!Я никогда не боялся грома и молнии, но я никогда и не испытал этого, находясь в 22-футовой фанерной лодке посреди океана. Итак, боюсь ли я грома и молнии? Я сообщу Вам, когда наступит завтра, и я надеюсь, что это - скоро!

UP

9 февраля
Сегодня день рождения моей сестры. С днём Рождения, Джейн!
Довольно бедный событиями день… Я греб много, слушал мои записи и мечтал. За обедом я достал весла и, используя черную ленту, наклеил имя Джоанны на одном весле, и Оливера с Тоби - на другом. К сожалению, лента оказалась недостаточно хорошей и в морской воде стала отставать от поверхности вёсел - теперь они говорят ‘оанна, То’и ( To’y – Игрушка) и Олив’ (Olive’ – Маслина). Нужно будет придумать что-то получше.Летучие рыбки становятся обыденным явлением; они даже приземляются на меня, когда я гребу. Придётся регулярно чистить палубу, иначе и она станет 
вонючей, подстать моей кабине.

UP

8 февраля
В это утро я нашёл на палубе несколько маленьких летучих рыбок, что сразу напомнило мне о старике и море. Я попробовал использовать несколько, размером с сардину, для наживки, но – никто даже не клюнул. Ну и слава богу, потому что я, право, и не знал бы, что делать, если бы добыча моя оказалась приличного размера.
Когда я завтракал, на горизонте возникло рыбачье судно и стало приближаться ко мне довольно быстро. Я стал вызывать его по радио, но – без ответа. Проверил его курс – оно шло прямо на столкновение со мной… Я схватил белый фальшфеер и стал размахивать им как сумасшедший, пока не увидел на фордеке человека, махавшего мне в ответ.
Итак, они меня увидели, и фальшфеер был отправлен назад в коробку. Cудно оказалось испанским траулером, с которого давно заметили мою лодку, но решили, что я – потерявшая мачту яхта, и шли мне на помощь. А на запрос радио они не отвечали по той простой причине, что никто из них не говорит по-английски. С помощью ужасающего испанского и избыточной жестикуляции, я объяснил, что со мной всё в порядке и что вообще-то я – гребная лодка. Траулер воспринял это удивительно хорошо, … как мне показалось.
Сегодня – суббота, так что я провёл день, слушая по радио футбольные комментарии и новости с чемпионата мира по крикету.

UP

7 февраля
Этим утром я чувствую себя просто больным и не хочу даже вставать, поскольку подъём повлечёт за собой опять часы гребли - мучение для моих уставших рук, ног, спины. Но чтобы найти стимул для подъёма, я объясняю себе, что чем больше я буду грести, тем быстрее я вернусь в Теддингтон – к детям, которых я обожаю, и к женщине, которую я люблю. И это поднимает меня с постели.
Я грёб целый день, любуясь и насыщаясь естественным великолепием, окружающим меня; кто-то, должно быть, заметил это и послал мне чайку – чтобы я мог полюбоваться и ею. Довольно странного вида птица – с тонким хвостом длиною с её туловище. Она отпугнула Ваас и Сис и кружилась вокруг в поисках пищи. Но я остался верен моим птичкам и отказался потворствовать этой, - выжидающей, когда я начну обедать. Странная гостья сделала ещё несколько кругов и 
улетела, унесённая ветром.
Парой часов позже, со всеми предосторожностями, появились мои Ваас и Сис.А потом предо мной предстало совершенно поразительное зрелище – дельфины, но не просто по дюжине, как в прошлый раз, а сотни и сотни! Я не шучу, но в какой-то момент всё море словно ожило от выпрыгивающих из воды дельфинов, я оказался окруженным со всех сторон плотными группами созданий, громко щёлкающих и проходящих мимо прямо за кормой, перед носом и просто в тридцати сантиметрах от вёсел – одновременно! Я думаю, что вся стая должна была насчитывать особей 200 – просто дух захватывающая картина.Увы! - я был зациклен на гребле и не сделал остановку, а под рукой, к сожалению, не было ни фото-, ни видеокамеры. Поэтому - фотографий не будет. Но эта редкая картина чётко запечатлелась в моей памяти – надолго, очень надолго…

UP

6 февраля
Заполняя вечером борт-журнал, я высунул голову наружу, чтобы в последний раз перед сном проверить горизонт. Даже не знаю, зачем я это сделал - я не видел ни единого признака человеческой жизни на протяжении уже трёх недель. И тут я его увидел: прямо под луной - многоквартирный дом с красными и белыми огнями. Это был приличных размеров контейнеровоз, следующий параллельным курсом милях в трёх от меня, т.е. на совершенно безопасном расстоянии. Я вернулся в кабину и лёг спать, но заснуть не получилось. Каждый раз, когда я закрывал глаза, я слышал приближающийся, нарастающий грохот двигателей, так что в конце-концов я опять вышел на палубу и просидел там, пока огни судна не ушли в ночь и за горизонт. Это умиротворило мою разбуженную фантазию и она позволила мне спокойно уснуть.
Сегодня на лодку опустилась бабочка. Каким ветром занесло её сюда, так далеко от земли? Я развернул для неё конфету, надеясь, что сладость ей понравится и она сможет подкрепить свои силы сахаром, но бабочка взяла и улетела… Интересно, а ест ли это Ваас?
Продвижение за сутки оказалось хорошим по милям, но физически - изматывающим. Надеюсь, что ветры и течения начнут помогать мне … когда-нибудь.

UP

5 февраля
Ещё один день силового продвижения на юг, может быть - и последний.
Всё утро я слушал по радио разные речи, и после обеда пошёл искупаться. Я безмятежно чистил днище, когда неожиданно что-то коснулось моего колена. Мне хотелось бы сказать, что я зажал волю в кулак и отважно повернулся взглянуть врагу в лицо, но сказать этого не могу, потому как в действительности, взметнув вверх фонтаны брызг, я в паническом страхе
пулей выскочил из воды. Оказавшись в лодке, всё ещё в маске, я осторожно наклонился за борт посмотреть, что же это было. Ничего! Лодка идёт со скоростью в один узел, когда я не гребу.

Я направил своё внимание на корму - ничего! И затем я увидел её… В десяти метрах от лодки, сантиметрах в тридцати под поверхностью воды я засёк монстра, известного в этих водах по нападениям на одиночных гребцов, зловещего людоеда - пластиковую бутылку из-под кока-колы ! Я рад был, что выскочил так быстро - ещё секунда, и она отхватила бы мне ногу… Теперь уже оба мои колена щёлкают и болят. Думаю, всё это от гребли…
Слышал, что Энн идёт очень хорошо, за кормой - две трети пути. Надеюсь, у нею не скрипят коленки и не болят ягодицы как у меня… Молодец, Энн!

UP

4 февраля
Обнаружился ещё один урон, нанесённый недавним потопом: запасной рулон туалетной бумаги, который, как мне казалось, остался сухим, на проверку оказался промокшим насквозь и, таким образом, никуда не годным. Думаю, вы без труда догадаетесь, в какой момент я сделал это открытие, но - ничего страшного: как раз сейчас я читаю очень толстую книгу, и если я буду осиливать по три страницы в день, то всё со мной будет в порядке.
Сегодня я прошёл хорошее расстояние на юг; возможно, ещё один такой же результативный день, и тогда уже - на запад, на Барбадос! Но, конечно же, тогда-то ветер обязательно изменит направление и задует на север!
После всего, сегодняшний день оказался немного грустным.

Некоторые дни вдохновляют и волнуют, некоторые - пугают и волнуют, но я проживаю их, всё больше и больше думая о моих мальчишках - об Оливере и Тоби. Мне радостно представлять их себе и слушать их голоса, записанные на плёнку, и в то же время мне становится грустно от того, что я - не рядом, и не могу почитать им книжку, и пощекотать им пятки…
Ваас опять прилетела с подругой; я назвал её "Сис". В стремительном полёте птицы скользят над волнами, слегка касаясь поверхности воды, и это представление может длиться часами.
Колено щёлкает всё громче, но моя щиколотка, похоже, восстановилась.

UP

3 февраля
Я слишком устал , чтобы писать сегодня; наверное сон, или вернее - его отсутствие, - так влияет на меня. Не было сильного ветра, но мне удалось хорошо продвинуться на юг - мой зад приварился к слайд-сидению, а руки приклеились к вёслам…
Я прослушал запись Роя Дженкинса об Уинстоне Черчилле - очень подходящая программа для человека в океане, поглощённого сражениями на мини-Титанике.
Несколько визитов нанесла Ваас с подругой. Как-то нехорошо продолжать называть её просто "подруга", надо бы подумать над именем для неё.
Не смог нормально настроить приёмник - частота вроде бы нужная, но всё, что я смог извлечь из него, походило на бессвязную музыкальную конструкцию, в которой инструменты появлялись и исчезали без видимой причины и без предупреждения. Я уже было готовился распотрошить радио и посмотреть, нет ли там проблемы с антенной, когда до меня вдруг дошло, что я настроен на волну джаза…

UP

2 февраля
После одной из самых мизерных ночей в моей жизни, я поднялся в 4 часа утра, заварил чай и стал читать при свете фонарика. Я насквозь промок и сырость, мне кажется, достала меня до костей. К счастью, солнце наконец поднялось и это было чуть ли не языческое действо, потому что я заставлял его взойти раньше. К 7-ми часам я позавтракал и начал рассортировывать моё имущество для просушки. Это оказалось непростым заданием, т.к. каждый предмет нужно было вывесить на палубе так, чтобы на него не попадали брызги, и делать это можно было только по одному предмету за раз. К 3-м часам спальник был сухим и одежда моя тоже почти подсохла. Настроение замечательно исправилось, поскольку мне стало жарко, я поплавал и вообще перестал чувствовать себя несчастным. Я даже умудрился посмеяться надо всем произошедшим. Наверное, Нептун почувствовал себя виноватым за ту волну, и начиная с послеобеда, стабильный северный ветер в течение двух часов успокаивал его угрызения совести. Я только что окончил подсчёт урона, как в Star Trek, но итог оказался не очень утешительным - разбитый коктейльный бокал разбил и планы об использовании его в торжественной выпивке в день моего рождения. Помимо этого потерялась моя "дремба". Я знаю, что она была где-то в кабине, потомучто я играл на ней пару дней назад. Но ничего - у меня есть в запасе ещё одна !
Моя подрга-птица Ваас навестила меня сегодня лишь раз - может быть я становлюсь ей неинтересен?
Моё левое колено безбожно щёлкает, когда я гребу, и правый локоть тоже болит.
Да, не прошло и двадцати дней от начала пути, а тело моё уже разваливается на части.
И всё же - посмотрим, что там шеф-повар подаст мне сегодня на ужин - может быть хоть это сможет подбодрить меня немного.

UP

1 февраля
Ужасный день. Он начинался совсем неплохо, но волны были великоваты. Я поставил "Му Musto", - аудио-книгу Эллен МакАртур, - и пристегнулся, и абсолютно наслаждался утренним свежим бризом, и ровными рядами волн-роллеров, несущими "Pacific Pete" на запад-юго-запад - абсолютное ощущение присутствия на прекрасном сеансе стерео-кино. Мой склеп невыносимо пропитался сыростью и на видеокамере появилось сообщение - предупреждение о конденсации. В связи с этим, я решил открыть задний лючок, и это было хорошо. В семь вечера я, как всегда, открыл его полностью, чтобы снять на ночь кормовой флаг, но по какой-то причине не удосужился закрыть его. Лючок был открыт, а волны были серьёзно большими, и я отчётливо помню, как я думал, что закрою его как только окончу уборку, которой я занимался. И тут мне на голову свалилась беда - массивная волна целиком накрыла корму, за секунду забросив в кабину около 80-ти литров воды - и это после того, как я наконец-то просушил её! Я нырнул в кабину и закрыл лючок. " Bolting horses and stable doors" ("Задвинуть засов конюшни после того, как кони уже сбежали"), - пришло мне на ум... В кабине находятся десять отсеков для хранения пиедств связи, одежды, батарей и проч., и каждый из них промок. Без лишних раздумий мне пришлось начать ликвидацию этой аварии... Мой основная помпа по какой-то причине не работает, и кабина слишком мала для большого ручного насоса. В ход пошла кастрюля, затем - кружка, затем - губка; я осушивал отделение за отделением, сливая воду в кок-пит на палубе, а из него уже - за борт, ручной помпой. Какое счастье, что я оказался настолько дотошным, что завернул всё своё коммуникационное оборудование, виде- и фотокамеры в пластиковые мешки, так что прежде всего я бросился извлечь их и переместить в носовой отсек. Думаю, они не пострадали.
Уборка затянулась до заката; с моего спального мешка вода буквально капает на палубу, одежда промокла, и подушка - хоть выжимай. Я замёрз, я зол и мне себя жаль. И всё это я сотворил сам своими собственными руками - я оставил люк открытым и поплатился за это. Перед стартом моим девизом на переход было:"Закрытый люк - счастливый люк". И мне вполне удавалось следовать ему, а сейчас впереди у меня спокойная бессонная ночь, чтобы поразмышлять, насколько дисциплинированнее мне следует быть на остаток моего пути.

UP


 © 1983-2018 Oceanrowing.com